Неовир

Экспериментальное обоснование возможности применения неовира при опасных вирусных инфекциях

Экспериментальное обоснование возможности применения неовира при опасных вирусных инфекциях


А. В. Степанов, доктор медицинских наук, Г. В. Цикаришвили, кандидат медицинских наук, Е. В. Левшина, кандидат медицинских наук, В. В. Старенченко, кандидат медицинских наук
Научно-исследовательский испытательный центр (медико-биологической защиты) МО РФ, Санкт-Петербург, Россия


В настоящее время одними из наиболее эффективных средств в терапии вирусных инфекций различной этиологии являются индукторы эндогенного интерферона (ИФН). Преимущества таких препаратов перед собственно интерферонами заключаются в том, что индукторы не обладают антигенностью, синтез интерферона при их введении сбалансирован и контролируется организмом, что предотвращает побочные эффекты. Даже однократное введение индукторов приводит к длительной продукции интерферонов в терапевтических дозах, что существенно удешевляет терапию [1].

 

Отобранные для медицинской практики препараты индуцируют синтез смеси α-, β- и γ-интерферонов в разных пропорциях. Они хорошо сочетаются с антибиотиками, иммуномодуляторами (интерлейкинами, цитокинами и т. д.), химиотерапевтическими средствами. Комбинированное введение их с другими препаратами часто приводит к синергическому эффекту.

 

В настоящее время клинически признанными являются низкомолекулярные интерфероногены — производные акридонуксусной кислоты, среди которых особое место занимает Неовир. Данное лекарственное средство отличается рядом фармакологических свойств, характерных для «идеального» индуктора интерферона. Это — высокая биологическая активность, обусловленная свободным проникновением в органы и ткани организма и, возможно, влиянием на рецепторный аппарат клетки и метаболические реакции в организме, преимущественной активацией иммунокомпетентных клеток (моноцитов, лимфоцитов, макрофагов, купферовских клеток печени), низкой токсичностью, отсутствием аллергенного, мутагенного и эмбриотоксического действия на организм человека [2, 3].

 

В 1980-е гг. в литературе появились сведения о синтезе низкомолекулярного индуктора ИФН — 10-карбоксиметил-9-акриданон (КМА). Препарат стимулировал в очень высоких титрах продукцию ИФН в культуре клеток лейкоцитов мышей, в клетках лимфоузлов, селезенки, перитонеального экссудата и тимоцитах. Более эффективным интерферониндуцирующим действием обладал при парентеральном введении отечественный индуктор ИНФ с международным непатентованным названием — оксодигидроакридинилацетат натрия. Это лекарственная форма аналога КМА, которая была зарегистрирована под торговым наименованием Неовир. Был разработан промышленно-технологический регламент производства. Доклинические и клинические испытания показали его эффективность в терапии вирусных гепатитов, герпетической инфекции, гриппа, паротита, ВИЧ-инфекции [2, 4–6].

 

На моделях таких опасных вирусных инфекций, как венесуэльский энцефаломиелит, клещевой и японский энцефалиты, желтая лихорадка, Неовир показал стабильный, достаточно высокий уровень защиты организма [7].

 

В настоящее время все большее эпидемиологическое значение приобретают так называемые опасные вирусные инфекции (ОВИ), к числу которых относят, например, геморрагические лихорадки, энцефалиты и энцефаломиелиты. Согласно данным литературы, эпидемические вспышки этих инфекций регистрируются, прежде всего, в развивающихся странах с нестабильными социально-экономическими условиями. В развитых странах распространенность этих инфекций ограничена, но, по мнению экспертов ВОЗ, в ближайшем будущем следует ожидать эпидемий желтой лихорадки на азиатском континенте, новой пандемии гриппа на основе рекомбинантных птичьих штаммов вируса, новой пандемии оспы, вызванной вариантом Monkeypox вируса, или распространения вируса типа Эбола, передающегося аэрогенным путем.

 

Не следует исключать и возможности биотерроризма с применением в качестве наиболее вероятных биологических агентов возбудителей геморрагиче-ских лихорадок денге, Эбола, Мачупо, Марбург, венесуэльского энцефаломиелита лошадей и др.

 

Для профилактики опасных вирусных инфекций наиболее эффективными являются вакцины. Однако арсенал этих препаратов на сегодняшний день ограничен. Поэтому поиск эффективных средств экстренной профилактики и этиотропного лечения таких инфекций в сложившихся условиях представляется весьма актуальным.

 

Перед нами стояла задача оценить в эксперименте эффективность Неовира на моделях венесуэльского энцефаломиелита лошадей (ВЭЛ), лихорадки долины Рифт (ЛДР) и оспы хищных.

 

Специфическую активность противовирусных препаратов in vivo оценивали путем сравнения выживаемости (защиты) животных и средней гармонической продолжительности жизни в опытных и контрольных группах.

 

Для оценки защитного действия препаратов использовали экспериментальные модели ВЭЛ и ЛДР при подкожном заражении мышей массой 16–18 г и оспы хищных — при интраназальном заражении белых мышей массой 10–12 г. Наблюдение за животными проводили в течение 14 сут. ЛД50рассчитывали по методу Кербера в модификации И. П. Ашмарина, А. А. Воробьева.

 

В первой серии экспериментов были изучены защитные свойства Неовира в точечных опытах на модели ВЭЛ (штамм Тринидад). В каждой точке использовали по 10 животных. Опыты проводили в 5 повторностях.

 

Возбудитель ВЭЛ вводили подкожно мышам в объеме 0,3 мл. Неовир применяли в дозе 50 мг/кг массы тела животного по двум схемам: однократно профилактически за 4 ч до заражения и многократно, по схеме «экстренная профилактика—лечение», то есть одновременно с заражением и через 24, 72 и 144 ч после него.

 

Установлено, что Неовир обладает выраженным защитным эффектом при экспериментальной инфекции ВЭЛ и заражающей дозе вируса 25–5 ЛД50. Профилактическое назначение Неовира защищало от 70 до 100% экспериментальных животных, соответственно. При его применении по схеме «экстренная профилактика—лечение» препарат защищал от гибели от 60 до 70% экспериментальных животных. Средняя гармоническая продолжительность жизни лабораторных животных при назначении индуктора интерферона возрастала по сравнению с контрольной группой более чем в 10 раз.

 

В следующей серии экспериментов мы изучали защитную эффективность индукторов на экспериментальной модели лихорадки долины Рифт, штамм 8–87. Животных заражали подкожно в объеме 0,5 мл. В каждой точке использовали по 10 мышей. Опыты проводили в 5 повторностях. Препарат назначали в дозе 100 мг/кг массы тела лабораторных животных по профилактической схеме и по схеме «экстренная профилактика—лечение». Заражающая доза вируса ЛДР составляла 2–20 ЛД50.

 

Продемонстрировано, что Неовир при однократном профилактическом назначении защищал от гибели от 40 до 60% экспериментальных животных при заражающих дозах вируса 20–2 ЛД50, соответственно. Введение препарата многократно, по схеме «экстренная профилактика—лечение», стимулировало более высокую защиту — 50–70%. Средняя гармоническая продолжительность жизни лабораторных животных при назначении Неовира по сравнению с контролем возрастала до 10 раз.

 

В заключительной серии экспериментов нами изучалась защитная эффективность индуктора ИФН на экспериментальной модели вируса оспы хищных, штамм Пуменок.

 

Работа выполнялась на беспородных белых мышах-самцах массой 10–12 г. В каждой группе использовали по 10 животных. Опыты ставили в 5 повторностях.

 

Предварительно проведенное титрование вируса на мышах показало его способность вызывать гибель 70% животных, зараженных вирусом оспы хищных в разведении 10–3, что составило 5 ЛД50. Инфицирование мышей проводили интраназально, в объеме 0,1 мл вируссодержащей суспензии.

 

Препарат назначали в дозе 100 мг/кг массы по однократной профилактической схеме и по многократной схеме «экстренная профилактика—лечение». Заражающая доза вируса оспы хищных составляла 50–5 ЛД50.

 

При данных условиях препарат Неовир дал высокий защитный эффект. Так, при профилактическом однократном назначении Неовир защищал 40–60% экспериментальных животных при заражающих дозах вируса 50–5 ЛД50, соответственно. При назначении препарата по схеме «экстренная профилактика—лечение» защита составляла 40–70%. Средняя гармоническая продолжительность жизни лабораторных животных при назначении Неовира возрастала по сравнению с контрольной группой в 3–4,5 раза.

 

Результаты проведенных исследований показывают, что на моделях опасных вирусных инфекций исследуемый индуктор интерферона Неовир показал выраженный противовирусный эффект. Разумеется, для решения вопроса о дальнейшем использовании Неовира в качестве средства профилактики и терапии опасных вирусных инфекций необходимо продолжение его изучения по следующим направлениям:

- определение спектра опасных вирусных инфекций, при которых целесообразно назначение Неовира;
- обоснование эффективных схем применения Неовира;
- оценка защитной эффективности препарата на моделях опасных вирусных инфекций при вторичных иммунодефицитных состояниях.

 

Не следует забывать и о комбинированном применении индукторов интерферона с химиотерапевтическими средствами. Такие комбинации препаратов могут значительно увеличить профилактический и, особенно, лечебно-профилактический эффект в отношении опасных вирусных инфекций.

 

Полученные нами результаты предварительных исследований позволяют судить о Неовире как о перспективном противовирусном средстве с широким спектром действия и достаточно большим противовирусным потенциалом. Более того, основываясь на результатах проведенных исследований, можно высказать мысль и о том, что, по нашему мнению, о реальной ценности того или иного лекарственного средства, используемого или рекомендуемого к использованию в широкой практике, можно судить только после того, когда оно пройдет проверку в таких жестких условиях, какими являются ОВИ или их экспериментальные модели.

 

Следует отметить, что на сегодняшний день, принимая во внимание актуальность проблемы распространения птичьего гриппа, необходимо провести исследования возможности использования Неовира в качестве средства экстренной профилактики и этиотропного лечения птичьего гриппа.

 

Список литературы:

 

1. Левин А. Э. Эндогенная интерферонизация — новые возможности лекарственной терапии. Супериндуктор интерферона НЕОВИР — 2-летний опыт применения // Матер. 4-й междунар. конф. «СПИД, рак и родственные проблемы». СПб., 1996.

 

2. Жданов К. В., Лобзин Ю. В. Предварительные результаты лечения неовиром больных хроническим гепатитом С // Тез. докл. семинара «Инфекционная обстановка в Ленинградской области и сопредельных территориях». СПб., 1997. С. 27.

 

3. Gretkova A., Slavina E., Leipunskaya I., Kadagidze Z. Effect of inducer neovir on the sensitivity MDR- and MDR-t- cells to antitumor drugs // Russian J. of Immunology. 2000. Vol.5. № 6.

 

4. Борткевич Л. Г. Возможности коррекции радиационных иммунодефицитов с помощью индуктора интерферонов неовир // Матер. конф. МЧС и МО РФ «10 лет Чернобыльской катастрофы». СПб., 1996.

 

5. Суколин Г. И. Опыт использования неовира в дерматологической практике // Рос. журн. кож. и вен. болезней. 1998. № 4.

 

6. Волчек И. В., Сологуб Т. В. Возможности использования неовира в программе индивидуальной терапии хронических вирусных гепатитов С и В // Terra Medica nova. 2000. № 1.

 

7. Taylor J. L. Protection against Japanese encep-halitis virus in mice and hamster by treatment with car-boxymethylacridanone, a potent interferon inducer // J. Infect. Dis. 1980. Vol. 142. № 3.


Неовир индуктор выработки эндогенного интерферона,  с  широким диапазоном противовирусной и иммуномодулирующей активности при терапии вирусных, бактериальных и  грибковых  заболеваний.

Для просмотра более подробной информации по препарату, пожалуйста подтвердите, что Вы являетесь медицинским специалистом:

GFMG © 2014г Украина (044) 239-26-41